Город тульчин друзья знакомые родные

город тульчин друзья знакомые родные

Инф.: Смаль Николай Дмитриевич (НС), г. р., г. Тульчин. НС: Ну, конечно, родня, соседи идут, и знакомые, друзья хорошие. . ФШ: И тоже родилась в Тульчине. И все мои родные тоже из Тульчина. Тульчин. Инф.: Светелик Виктор Андреевич (ВС), г. р., рус., краевед . делал, и у меня друзья все были и все время там был яс этими евреями. Ну . ВС: Я своим языком родным, украинским, научился говорить только в КВ: У вас много знакомых, которые уехали, евреев, да?. Форум» Г.Тульчин-родные,друзья,знакомые лица и места.» Тульчин A этот памятник,является лицом города и в данный момент.

Польско-литовское еврейство поневоле шло на уступки и подписывало невыгодные для себя договоры с магистратами городов, которые урезывали ее права в торговле и ремеслах, но это не ослабляло ненависти городского населения. Некий писарь при солеварне Ян Кмита писал в подстрекательской книжке "Ворон в золотой клетке, или жиды в свободной Короне Польской": К этому времени шляхта и крупные магнаты уже вовсю использовали польских евреев для заселения украинских земель.

До четырнадцатого века на Украине правили удельные русские князья, а затем ее территория отошла к Литве.

Я родом из Тульчина

Население преимущественно состояло из православных крестьян, которые жили на просторных и плодородных землях, вдалеке от центральной власти, и были воспитаны в духе вольностей. Великий князь литовский раздавал земли своим приближенным, но они не притесняли крестьян, потому что те могли в любой момент сняться с одного места и перейти на другое.

Земли тогда было много, населения мало, и владельцы этих земель были рады и тому, что крестьяне уделяли им часть своих продуктов. В остальном никто не вмешивался в их жизнь и не посягал на их свободу. По Люблинской унии года Южная Русь административно была присоединена к Польше, и польское господство распространилось на территорию Киевского, Брацлавского и Волынского воеводств. Сразу же изменились условия жизни. Земля перестала принадлежать тем, кто ее обрабатывал, а стала собственностью землевладельцев.

Польские короли дарили своим сановникам обширные поместья на плодородных землях по обеим сторонам Днепра, и колонизация Украины пошла быстрыми темпами. Паны привлекали поселенцев, обещая им на первых порах свободу от повинностей и платежей. На этих просторах с их огромными природными богатствами тут же возникли имения магнатов и шляхты, вырастали города, замки, местечки.

Крестьяне, поначалу соблазненные чрезвычайными льготами, дали привязать себя к земле и постепенно превратились в холопов, работавших на панов. Среди колонистов появились и евреи. В городах Польши и Литвы, в перенаселенных еврейских кварталах, под постоянным враждебным давлением мещан и духовенства было трудно, неуютно и опасно порой жить, а на украинских просторах они могли сразу же применить на деле свои знания, опыт и деловые качества.

Новые помещики жили в столице и в больших городах и не занимались хозяйством. Они охотно сдавали евреям в аренду свои имения, королевские старосты предоставляли им право собирания налогов, пошлин и крестьянских повинностей. Вскоре в их руках сосредоточились различные промыслы: Они брали в аренду корчмы, молочное хозяйство и мельницы. Численность евреев на Украине сразу же возросла. Кардинал Коммендони, путешествуя по тем краям, оставил описание быта евреев: Они не перебиваются здесь постыдными заработками, ростовщичеством и исполнением всевозможных поручений, хотя и не отказываются от такого рода прибыли; владеют землей, занимаются торговлей и посвящают себя даже изучению изящной словесности, медицины и астрологии.

Они почти повсюду держат на откупе таможенный и провозной сбор. Они довольно состоятельны и не только принадлежат к числу уважаемых людей, но часто даже имеют таковых под своей властью. Они не носят никакого знака, отличающего их от христиан. Им разрешается даже носить саблю и быть вооруженными.

Наконец, они пользуются правами прочих граждан". К середине семнадцатого века уже определились те обстоятельства, которые и привели к страшной катастрофе. Паны были католиками, крестьяне — православными. Православие считалось у католиков "хлопскою верою", его старались уничтожить путем насильственных церковных уний. На крестьян паны смотрели как на низшую расу. Они не только задаром обрабатывали панскую землю, но и платили множество податей — за пастбища, за мельницы, за рыбную ловлю, за каждый улей и за каждого вола.

Антагонизм был чудовищным, ничего общего не было у угнетаемого с угнетателем — ни веры, ни языка, ни народности. Ничто не могло смягчить отношения между паном и холопом, между католиком и православным, между поляком и украинцем. Но пан или магнат чаще всего был далеко, а непосредственно крестьяне сталкивались с евреем-арендатором. Формально он становился на место пана, в известной мере он получал ту власть над крестьянином, которая принадлежала землевладельцу, и должен был — по поручению пана — извлекать из крестьянина максимальный доход.

Как писал один поляк, "мы сами шляхта обдирали крестьян только еврейскими когтями". Поэтому ненависть крестьянина была и против пана — ляха и католика, и против арендатора — чужака-еврея.

Впоследствии евреям приписывали самые невероятные злоупотребления против православного крестьянства, вплоть до того, что польские помещики, будто бы, отдавали евреям в аренду даже православные сельские церкви, и потому украинцы должны были просить у арендаторов-евреев права крестить своих детей, венчать новобрачных и отпевать покойников.

В действительности же нет ни одного документального подтверждения, что евреи арендовали церкви, и только лишь поздние историки, знакомые по преданиям с теми временами, повествуют о "преступлениях" евреев.

ТУЛЬЧИН. И ЭТО ВСЁ О НЁМ

Но крестьяне тех времен не разбирались в том, кто больше виноват в их угнетении, а кто меньше. Украина взбунтовалась, и евреев истребляли наравне с ненавистными народу панами. Выхода не было нигде. Из Центральной Европы евреи бежали когда-то в Польшу — от ужасов крестовых походов, преследований времен "черной смерти" и ритуальных наветов.

Из Польши они пришли на Украину — под давлением мещан и духовенства, которые вытесняли их из городов. Везде чужие, везде принимаемые для королевской и панской выгоды и везде притесняемые и истребляемые в периоды народных волнений. Так это случилось и на Украине. Восстание казаков во главе с Богданом Хмельницким, которого евреи называли "Хмель-злодей".

Центром крестьянской вольности была казацкая республика под названием Сечь, в степях, за днепровскими порогами. Туда часто убегали крестьяне, которые не дали себя закабалить и привязать к земле, и там они объединялись в дружины, во главе которых стояли атаманы.

Эти вольные казацкие полки отражали набеги татар из Крымского ханства, а польское правительство пыталось организовать из них пограничное войско, что не всегда получалось. Это было полувоенное, полукрестьянское сословие, которое не желало подчиняться кому бы то ни было, и в определенный момент оно и выступило, чтобы освободить Украину от власти "ляхов и жидов".

Еще в году казацкий атаман Павлюк пошел из Запорожья в Полтавщину и поднял крестьян против панов и евреев. В городах Лубны и Лохвица восставшие разрушили костелы и синагоги, убили ксендзов и около двухсот евреев. Бунт подавили польские войска, Павлюка казнили, всю дорогу от Днепра и до Нежина уставили трупами посаженных на колы холопов. Права и вольности казаков ограничили, многих из них прикрепили к земле и обязали работать на панов, а за малейшую попытку к восстанию беспощадно наказывали.

Ляхи детей в котлах варили, женщинам выдавливали груди деревом и творили иные неисповедимые мучительства". Эти репрессии еще больше озлобили крестьян и казаков, и нужен был только повод для всеобщего народного восстания.

город тульчин друзья знакомые родные

Весной года бывший Чигиринский сотник Богдан Хмельницкий заручился поддержкой крымских татар, собрал вокруг себя запорожских казаков, которые провозгласили его гетманом, и двинулся на поляков.

Совместное казацко-татарское войско победило. Отряды крестьян, горожан и казаков под предводительством атаманов Кривоноса, Гани, Морозенко, Тимофея Хмельницкого, старшего сына Богдана, громили польские поместья, убивали католиков и евреев, оскверняли и уничтожали без пощады костелы и синагоги.

Даже "православные ремесленники и торговцы, — писал современник, — гибли за то единственно, что носили польское платье, и не один щеголь заплатил жизнью за то, что, по польскому обычаю, подбривал себе голову".

Евреи были для восставших польскими ставленниками, которые отвечали теперь за своих хозяев, и расправы сопровождались чудовищными зверствами. Еврейский летописец Натан Гановер писал: Грудных младенцев резали на руках матерей, а многих разрывали как рыбу. Беременным женщинам распарывали животы, вынимали ребенка и хлестали им по лицу матери, а иным вкладывали в живот живую кошку, зашивали живот и обрубали несчастным руки, чтобы они не могли вытащить кошку.

Иных детей прокалывали пикой, жарили на огне и подносили матерям, чтобы они отведали их мяса. Иногда сваливали кучи еврейских детей и делали из них переправы через речки для проезда Татары же брали евреев в плен; их жен они насиловали на глазах у мужей, а красивых забирали себе в качестве слуг или наложниц.

Подобные жестокости казаки творили повсюду, также над поляками, в особенности над их священниками". Русский историк девятнадцатого века Н. Свитки Закона были извлекаемы из синагог: В одном месте казаки резали иудейских младенцев и перед глазами их родителей рассматривали внутренности зарезанных, насмехаясь над обычным у евреев разделением мяса на кошер что можно есть и треф чего нельзя естьи об одних говорили: Десятки городов стали местом их гибели: Бывало порой так, что некоторые города осаждали с одной стороны казаки, а с другой — татары, и евреи убегали к татарам, чтобы не попасть в руки к казакам, а те брали их в плен и отправляли в Стамбул.

Для спасения пленных евреи Стамбула, Салоник, Венеции и Ливорно собирали большие суммы денег и выкупали несчастных.

Я родом из Тульчина (Соломон Гройсман) / Проза.ру

С восточного берега Днепра восстание перекинулось в центральную Украину, к Киеву, а затем и в западную Украину, на Волынь и Подолию. Боясь оставаться в деревнях и местечках, евреи убегали в укрепленные города и попадали там в ловушку. В городе Баре, в Подолии, было шестьсот еврейских семей, и туда же из окрестных мест сбежались еще многие.

Несмотря на отчаянное совместное сопротивление поляков и евреев, казаки сделали подкоп, взяли город, и атаман Кривонос "со всех жидов живьем шкуры посдирал". А в южнорусской летописи об этом сказано более конкретно: В городе Полонном, на Волыни, около двенадцати тысяч евреев укрылись за стенами города и вместе с поляками защищались двое суток.

Но из-за измены панских слуг, украинских гайдуков, казаки ворвались в город и истребили там около десяти тысяч евреев: Известный кабалист рабби Шимшон и с ним еще триста евреев вошли в синагогу, надели на себя саваны и с молитвой встретили смерть. Спасшихся от резни татары увели в плен.

В Остроге, городе на Волыни, казаки убили в первый свой набег шестьсот евреев. На следующий год, когда евреи вернулись в город и начали заново отстраивать свои жилища, казаки напали еще раз и убили оставшихся — триста человек.

Колодцы были наполнены убитыми младенцами. Большую синагогу превратили в конюшню.

город тульчин друзья знакомые родные

Еврейские дома разрушили до основания: Еще в начале двадцатого века возвышались на окраине города четыре холма: В Заславле, городе на Волыни, осталось около двухсот евреев, больных и стариков, которые не смогли убежать. Они попросили, чтобы их убили на еврейском кладбище, что казаки и сделали.

Всех загнали в кладбищенский дом, убили, дом затем сожгли, а синагогу разгромили и превратили в конюшню. В Погребище, местечке Киевского воеводства, вырезали "всех евреев, стариков, молодых, женщин и детей, всех, находившихся в нашем старом храме Божьем, в тот момент, когда происходило венчание молодой пары". В Немирове, городе на Подолии, шесть тысяч евреев спрятались за крепостными стенами. Перед ними открыли ворота, казаки ворвались в город, и резня там была одной из самых ужасных в страшные дни хмельнитчины.

Женщин насиловали, детей живьем кидали в колодцы, пытавшихся переплыть реку и спастись убивали в воде, которая на большом протяжении окрасилась кровью. Немировского раввина Иехиэля-Михеля нашли на кладбище и убили дубиной: Казаки отбирали себе молодых евреек, крестили их насильно и брали в жены.

Одна девушка попросила устроить венчание в церкви за рекой, и когда свадебная процессия двигалась по мосту, она бросилась в воду и утонула. Другая девушка уверила казака-жениха, что она умеет заговаривать пули, и уговорила выстрелить в нее, чтобы убедиться, что пуля не причинит ей вреда; таким образом она избавилась от крещения и от насильственной женитьбы.

В городе Тульчине Брацлавского воеводства шестьсот польских солдат и полторы тысячи евреев заперлись в укрепленной крепости. Поляки и евреи дали друг другу клятву отстоять город и не вступать в переговоры с казаками.

Вместе с солдатами евреи стреляли с городской стены и даже бросались в атаку, преследуя врага. И тогда казаки, убедившись, что они не могут взять город, обещали полякам пощадить их, если те выдадут им деньги и имущество евреев. Евреи, узнав о предательстве, хотели перебить поляков, но глава местной иешивы рабби Аарон удержал их от этого, чтобы не навлечь на евреев ненависть всего польского народа. Войдя в город, казаки сначала забрали имущество евреев, а затем загнали их в сад, поставили знамя и объявили: После этого они заявили полякам: С этого момента, говорит еврейский летописец, поляки уже держались союза с евреями, временными братьями по страданию, и не изменяли.

Вести о передвижении казацко-татарского войска передавались из города в город и повсюду вызывали панику среди евреев. Ни на пощаду врага, ни на помощь православных соседей рассчитывать было. Оставалось только бежать с места на место, прятаться в лесах, искать спасения там, куда казаки еще не пришли.

Кто имел лошадь и повозку — уезжал, остальные брали жену и детей и убегали, бросая дом с имуществом Дед решил заняться торговлей. Мечтам не суждено было сбыться, судьба распорядилась. В одночасье дед оказался разоренным. Печали, казалось, не будет конца. Тужи, не тужи, а надо искать выход в создавшейся обстановке. Можно бы начать все сначала.

Но, увы, Божья воля была иной. Продолжить работу лесником он не смог, так как в ту пору началась череда еврейских погромов, и находиться в лесу стало очень опасно для жизни. Но больше помогал знакомым купцам закупать товар за пределами Тульчина. Больше всего любил поездки в Одессу. У них не было ни образования, ни профессии.

Но, будучи не энергичными, застенчивыми и очень скромными людьми, предоставленные возможности не были ими использованы. То, что они умели,;делать красивую мережку на белье, варить обед, соблюдать еврейские традиции, предусмотренные иудаизмом, ; не могло им обеспечить нормальную жизнь.

Не смогли они быстро вписаться в новую жизнь, продекларированную Советской властью. Маме помогли устроиться работать воспитательницей в одном из открывшихся домов для сирот.

Гончар Наталия (Петрышена), Тульчин, Украина

Правильнее было бы сказать, маленький закуток, где торговали мануфактурой. Однако это давало возможность содержать семью и дать некоторое образование старшему сыну - моему отцу. Папа после восьми лет обучения овладел древнееврейским языком, читал и писал на идиш, русским и украинским. И как говорили в те времена, стал образованным человеком. Еврейские погромы укрепляли идею сионизма. Зрели планы выезда в Палестину и у папы. Все её члены лишены избирательных прав, отказано в приеме в профсоюз.

Появились проблемы с трудоустройством. К тридцати годам отец женился. Меня выхаживала бабушка Злата. Я был слабым ребёнком. Рассказывать, что, где и как, было нельзя, следовало только отвечать на его вопросы. Иногда он был груб. Все члены семьи, находившиеся в доме, боялись проронить слово. Не смели спросить о чем-либо, чтобы не нарваться на грубость.

Все, что надо, он скажет. Однажды, когда мне было совсем плохо, бабушка осмелилась спросить: Видимо, мои дела были совсем плохи. Бытовые условия в нашем доме, как и во многих еврейских домах, были тяжелые, антисанитарные. Воду развозили по городу в бочках и относились к ней с большой бережливостью.

Мылись, как правило, дома в корыте, стоявшем посреди комнаты. Нагреть воду было также проблемой. Особенно тяжело было с грудными детьми. У меня было три игрушки: Неизгладимое впечатление на меня производили лошади, привозившие подводы с продукцией на базарную площадь.

Я тянул туда бабушку, чтобы полюбоваться на это дивное животное. Тульчин был местом, где я учился разговаривать. На слуху ; сразу три языка: Бабушка русским владела плохо. Она говорила на смеси русского, украинского и идиш. Папа обратил внимание на предложение в газете о том, что в Вологодской области требуются грамотные люди для организации школ в сельской местности.

Туда и отправилась наша семья весной года. Покидали родные места с большой горечью, со слезами на глазах. Ты вынужден отправляться в неведомое с надеждами на лучшее. Бабушка Злата уезжать с родителями не захотела. Не очень-то она и ладила с папой. Папа говорил, что вещей не должно быть много, за багаж надо платить, да и перетаскивать его не так уж. Временами тональность спора превышала нормальный уровень. В конечном счете, набралось четыре чемодана, две корзины, в одной из которых уместилась посуда, а в другой ; продукты на дорогу.

В саквояж, как у фельдшера Старосельского, только побольше, были уложены носильные вещи на всякий случай - ехали-то на север. Все желали благополучного пути и хорошо устроиться на новом месте, а главное, чтобы все были здоровы.

город тульчин друзья знакомые родные

Бабушка плакала и все время приговаривала, что везут меня черт знает куда, где очень холодно. Из Тульчина к железнодорожной станции ехали на подводе. Извозчик лихо помахивал кнутом, выкрикивая: Я был в восторге.